В центре Харькова «Жуки» расскажут о бабочках

18.11.2019

https://vecherniy.kharkov.ua/news/163078/

Викентий Пухарев, Анна Борисова

«Вечерний Харьков» от 15.11.2019

Театр на Жуках покажет премьеру мистической комедии «Сбой системы, или Kyrie eleison» на новой сценической площадке Locus Ludi во Дворце студентов НТУ «Харьковский политехнический институт».

Театр, физически находящийся на краю харьковской географии, откуда, как шутят сами актеры, до российской границы ближе, чем до Салтовки, на один вечер переместится в самый центр города. В начале нынешнего сезона критик Викентий Пухарев посмотрел два премьерных спектакля «Жуков» и делится своими впечатлениями.

Новый сезон Театр на Жуках открыл премьерой спектакля «Потому что бабочки» по пьесе Леонарда Герша «Эти свободные бабочки». Спектакль с успехом идет на Бродвее, но совершенно незнаком украинскому зрителю. Проникновенная история о вере в человечность и о природе любви неслучайно возникает в репертуаре именно этого театра. Искренний, трогательный, умеренно чувственный и очень естественный спектакль.

О ВЕРЕ В ЧЕЛОВЕЧНОСТЬ

Данная премьера – это еще и дебют актеров-студийцев Театра на Жуках Екатерины Деминой и Влада Торского, сыгравших главные роли Джил Тэннер (девушки легкой и беззаботной, больше всего любящей свободу и избегающей обязательств) и Дональда Бейкера (не будем давать характеристику персонажу – сохраним интригу; обещаем только, что зритель далеко не сразу поймет, что не так с главным героем). Аналогичную пару персонажей непросто обнаружить в классической драматургии, и внимательный зритель сможет в этом удостовериться. В исполнении дебютантов они жизненно убедительны и вместе с тем невероятно артистичны. То же следует сказать и об Антоне Щербаке в роли Ральфа Остина.

Примечательна и актерская работа Ольги Терновой, бессменного режиссера Театра на Жуках, которой прекрасно удался строгий образ детской писательницы, автора серии книг о мальчике-супергерое, прототипом которого стал ее сын. Это обращение к литературе продиктовано желанием помочь Дональду (и себе заодно) выстоять перед беспощадным натиском судьбы. Роль защитницы, несокрушимой стены, осталась с ней навсегда, срослась с ее натурой. Ситуация же, описанная в пьесе Герша, впервые поставила героиню Ольги Терновой перед нелегким выбором, который вынуждает ее отказаться от привычного образа сильной и чопорной женщины.

Сложение всех средств в единое целое создает ту неповторимую атмосферу, которая и отличает подлинное искусство от различных форм его имитации, подмены, рождает магию театра, несомненно, существующую, но столь редко являемую зрителю.

ТРАМВАЙ, ИДУЩИЙ ПО КРУГУ

Другой пример магии театра – премьерный спектакль «Сбой системы, или Kyrie Eleise». Лежащая в его основе пьеса Никиты Воронова «Страсти по Торчалову» в ряду тех драматических произведений, которые почти нигде не идут сейчас и мало кем ставились ранее в нашем пространстве.

В данном случае перед нами вариация на вечную тему души, томящейся в загробном мире в ожидании суда. Традиция, тянущаяся еще от Вергилия, через Данте к Жан-Полю Сартру и т. д. Сегодня эта тема звучит все чаще. Достаточно вспомнить отечественную пьесу Виктора Понизова «Аз есмь тварь» о наших грехах, в которой действие происходит в чистилище, где человек должен раскаяться. Но смысл не в том, чтобы найти самый большой грех, а в том, чтобы найти источник своих грехов, послуживший толчком для последующих грехов, более тяжких.

НИКАКОГО НАЗИДАНИЯ

Особенность текста Воронова в том, что он лишен назидательности, часто присущей подобным сюжетам. Просто вы в больнице, выполняете все предписания врача, супруга придет проведать вас с минуты на минуту – и вот вы уже пациент совсем другого стационара, где нет свободного выхода, где персонал с бейсбольной битой наготове рекомендует не нарушать заведенный режим. Оказывается, вы… умерли и застряли на полпути к раю и аду – в чистилище. Чтобы двинуться дальше, нужно ответить всего на один вопрос (да, как всегда) – в чем ваш главный грех. Но сделать это непросто, а значит, вы тут на неопределенный срок. Вместе с вами на сцене действуют олицетворения двух столетий близкой истории – дворовая девица, революционный матрос, послевоенный водитель и его сын из «лихих 90-х», наконец, главный герой Торчалов – типичный постсоветский «реформатор». А метафорой ответа на вопрос, в чем состоит ваш главный грех, становится движущийся по кругу трамвай, изображенный и на постере к спектаклю.

Очевидно, что так изложенный сюжет значительно ближе современному зрителю, чем другие в отстоящих от нас по времени пьесах с подобным мотивом.

МИСТИЧЕСКИЕ СТРАСТИ

Выбранный для «Страстей по Торчалову» жанр мистической комедии можно уточнить и как трагикомедию – слишком много здесь событий, заставляющих включить эмоции самого широкого спектра. А вот мистика, ирреальность происходящего наполнены неожиданной теплотой, немного пугающей, но вовсе не отталкивающей природой волшебной сказки. Калейдоскоп интригующих сцен, неторопливо сменяющих одна другую, провоцируют решение, в котором в высоком смысле слова реализуется театральность как таковая.

Мастерски созданные Ольгой Терновой образы, ироничные и трогательные одновременно, на сцене воплощают несколько поколений актеров: Олег Ямчицкий (Торчалов), Людмила Зана (Лиза), Лилия Валковая (Римма), Евгений Житников (Степа), Александр Толочек (Сашка) и Сергей Киселев (Женька). В этом спектакле раскрывается и актерский талант Дмитрия Тернового. Его Кушкин – пример того, как много можно сказать даже в самой, на первый взгляд, скромной роли.

Но как бы много ни зависело от каждого из них, все же Театр на Жуках – режиссерский театр. Избегая узкой, однажды найденной дороги в искусстве, Ольга Терновая то и дело, от работы к работе, меняет стиль, никогда не останавливается, удовлетворяясь достигнутым. Напротив, именно широта творческого мышления, глубина проникновения в суть вещей и отличает ее работу режиссера. Существуя в предельно камерном пространстве, театр совершает, казалось бы, невероятное – он буквально раздвигает стены, чему в немалой степени способствуют верно найденные режиссером средства сценографии, наиболее выразительные решения в работе со светом, цветом, звуком, что по-своему влияет и на сценическое пространство.

НЕПОХОЖИЕ НА ДРУГИХ

И все же, делая выбор в пользу «Страстей по Торчалову», Театр на Жуках явно руководствовался не просто желанием быть не таким, как все. В этом жесте заложен присущий этому коллективу творческий принцип. Классика мировой драматургии (например, постановка трагедии Уильяма Шекспира «Ромео и Джульетта») получает в этом театре современное звучание, актуальную форму сценического воплощения, а отобранные новейшие тексты – вневременную весомость, наполненность гуманистическим смыслом.

Вообще, Театр на Жуках отличает работа с нетривиальной драматургией, нередко собственного сочинения, с единственными в своем роде пьесами Дмитрия Тернового — например, полной ярких метафор, во многом пророческой «Детализацией». Не зря в прошлом году театр попал в составленный одним из деловых порталов список из восьми неклассических украинских театров, в которых обязательно стоит побывать.

УДАЧНАЯ «НАВИГАЦИЯ»

Можно заметить, что именно независимые театры демонстрируют удачную «навигацию» в лицедействе. И опыт Театра на Жуках, недавно отметившего 10-летие, ярчайшее тому подтверждение. Успешные постановки, студия, литературное объединение, наконец столь редкая среди отечественных коллективов коммуникация с иностранными коллегами (в проекте «Театральное окно в Европу») – вот то основное, чем успел зарекомендовать себя театр на пройденном пути. Ведь именно на сцене «Жуков» в этом сезоне состоялась премьера инсценировки сказки Г. Х. Андерсена «Тень», поставленной французским режиссером Жоржем Ганьоре – эксперимент с инновационной театральной формой, отвечающей духу цифровой эпохи, где в процессе генерирования экранных образов участвует и живой актер.

Мистическую комедию по мотивам пьесы Никиты Воронова «Страсти по Торчалову» «Сбой системы, или Kyrie eleison» можно посмотреть 16 ноября на новой сценической площадке Locus Ludi по адресу: ул. Пушкинская, 79 (Дворец студентов НТУ «Харьковский политехнический институт»).