Дмитрий Терновой: Прискорбно, что на этом фоне обнажилась еще одна проблема украинского театра

14.05.2020

https://www.facebook.com/Read.Me2018/photos/a.1797888783568842/3164013626956344/?type=3&theater

Медиа-проект Read.Me от 12 мая 2020 года

ПРОЕКТ «КУЛЬТУРА НА КАРАНТИНЕ»

Дмитрий Терновой (Dmytro Ternovyi): драматург, сооснователь Театр на Жуках — Theatre na Zhukah, куратор программы «Театральное окно в Европу»

— Как сильно изменилась ваша жизнь на карантине?

Больше времени провожу дома, как и все, но не скажу, что жизнь изменилась радикальным образом. Скорее я воспринял всю эту ситуацию не как вынужденное заточение, а как передышку на бегу, которая позволяет и перевести дыхание, и подтянуть старые «хвосты», навести порядок в делах, что-то новое обдумать. Правда, каждодневной текучки все равно много, а «хвостов» накопилось столько, что до конца карантина точно хватит. Удивительно то, что даже на карантине есть ощущение, что время бежит слишком быстро и всего запланированного на день сделать не успеваешь.

— Насколько для вашей деятельности оказался приемлем онлайн-формат?

Для драматургической и проектной – вполне приемлем. Для непосредственно театральной – конечно, нет. Репетиций нет, работа над спектаклем, который был на выходе, приостановлена. Не видим большого смысла делать удаленные репетиции – в таком формате, как возможно сейчас, это малопродуктивно. Все, что мы можем в это время, – выкладывать записи наших спектаклей в сеть, чтобы хоть немного поддерживать связь со зрителем, и обдумывать и готовить новые проекты. Чем мы с Ольгой (Ольга Терновая — режиссер и художественный руководитель Театра на Жуках) и занимаемся.

— Каким для вас стал «урок карантина»?

Главное — мы все оказались совершенно не готовы ни к чему подобному. Жизнь снова прямо на наших глазах опередила фантастику. Как выяснилось, одно небольшое вводное предлагаемое обстоятельство может полностью поменять уклад жизни на всей планете, полностью стереть привычные виды деятельности, изменить или поставить под вопрос ценности, казавшиеся незыблемыми.  Привычный мир становится очень зыбким. Стабильности нет и, по-видимому, уже не будет. Во всяком случае, на нее лучше не рассчитывать. Мы должны научиться принимать это и быть готовыми к изменениям.

— Какие книги/фильмы/альбомы и т.д. стали для вас открытием на карантине? Что именно поразило?

Главное открытие – это внезапно ставшие доступными спектакли от лучших театров мира. И поэтому во время карантина я больше смотрю, чем читаю. Метрополитен-опера, Венская, Французская Оперы, Ла Скала, Royal Opera House, Шекспировский театр «Глобус», Национальный театр Британии, берлинский Шаубюне, мюзиклы Уэббера, — это только начало списка того театрального мира, который всегда был отделен от нас и внезапно стал доступным. Такое ощущение, что приоткрылась шкатулка с сокровищами, и этим надо пользоваться, потому что потом она захлопнется снова.

Персональное открытие для меня – Метрополитен-опера, которая, по-моему, сегодня абсолютный лидер в мире музыкального театра. Отдельное потрясение – аудитория некоторых трансляций. Когда ты видишь, что спектакль посмотрели полтора-два миллиона человек, начинаешь понимать настоящий потенциал театра.

И прискорбно, что на этом фоне обнажилась еще одна проблема украинского театра: де-факто у нас практически нет качественно снятых современных спектаклей, у нас этот цифровой контент просто отсутствует, потому аудитория трансляций исчезающе мала. Я уже не говорю о том, что нам совсем нечего предложить публике за пределами Украины: нет ни качественно отснятых спектаклей, ни их переводов, ни системы промо для подобного контента. Поэтому сейчас во всем мире виден американский, британский, французский, немецкий, польский, российский театр, но совсем не виден украинский. С этим, безусловно, нужно что-то делать.